06 июля 2021

Владимир Турко: Энергетический переход – скорость, направления, риски

Человека легко запутать фактами, но,
если он понимает тенденции, его уже не обманешь.

Аллен Даллес


Проблематика данной секции очень актуальна для экономики России с учетом новых вызовов (политических, экономических) и цифровой трансформации в условиях пандемии. Хотелось бы отметить взвешенную и созидательную работу модератора данной секции, президента ИМЭМО им Е.М. Примакова РАН, академика РАН, д.э.н., профессора Александра Александровича Дынкина, и присутствие представителей всех сфер деятельности: от бизнес-сообщества – Кудряшов Сергей Иванович, научной – Телегина Елена Александровна и Джонатан Штерн, законодательной власти – Завальный Павел Николаевич. 

Александр Дынкин задал тональность и акцент диалога: вопрос о третьем этапе энергоперехода (определение отправной точки) – возможности и угрозы для российской экономики.

Выступление госпожи Телегиной было взвешенным и системным, однако в презентации прослеживалась тональность интеграции в общую повестку дня со всеми вытекающими последствиями: навязывание нам стратегии развития энергетического сектора на проигрышных условиях. Это типичное выступление с акцентом на факты, но надо отдать должное: интересное и аргументированное. Елена Александровна сама же отвечает на вопрос: «Кто же потенциальный инвестор стратегии «нулевого» выброса?» – молодежь. А инвестиционные ресурсы сосредоточены у старшего поколения, которое не собирается переплачивать. Также подчеркну слайд презентации, где сравнивается капитализация высокотехнологических компании с энергетическими: это вопрос игры на биржах, без связи с обеспеченностью основных средств. Капитализация на 01.01.2021   корпорации Apple - 2 207 млрд $ (1-е место), а Газпром - 70,06 млрд $ (219 место). Как же так получается: Парижское соглашение по климату - правовая основа запланированного передела мировой экономики. Главным инструментом такого передела - ESG (Environmental, Social, Governance) - инвестирование. ESG – это стандарты, которые должны определять экологические, социальные и управленческие параметры объектов инвестирования (компаний). Внедрение стандартов ESG поручено гигантским инвестиционным холдингам типа BlackRock (размер активов под управлением - $9 трлн на 15 апреля 2021 года). Вот кто задает тенденцию развития и вырабатывает стратегию для всех стран.

Выступление Кудряшова Сергея Ивановича запомнилось взвешенной позицией бизнес-сообщества в вопросе топливного энергобаланса. Энергетическая трансформация – переход не революционный, а эволюционный. Явных лидеров здесь нет и быть не может, т. к. различна региональная дифференциация (Европейский vs Юго-Восточный рынок). Подход бизнес-сообщества понятен – никаких резких движений (необходимо пользоваться своими геополитическими преимуществами).

Презентация Джонатана Штерна зиждилась на альтернативных стратегиях: Stated Policies and Sustainable Development scenarios (ЦУРовское представление) и Net Zero Scenario (Международное энергетическое агентство — автономный международный орган в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)).  Зная, кто заказчик, можно выявить тенденцию развития энергетического перехода. Европейцы очень расчетливы: если сценарий «Net Zero» есть некий ориентир для них, то нам навяжут строгое выполнение всех пунктов договора. Пример: Александр Александрович Дынкин напомнил о наличии 600 электробусов в Москве. Однако, в Берлине электробусы «неожиданно» проиграли дизельным собратьям со счетом 15:950 (информация на 2020 год). Вывод же прост. Как в России, так и в Европе электробусы пока остаются красивой обложкой транспортных компаний. И таких примеров множество. Что может взволновать российского обывателя – отсылка на отчет международного энергетического агентства (МЭА) «Чистый ноль к 2050 году». Ключевыми шагами к чистому нулю в 2050 году должны стать:

• Использование ископаемого топлива резко сокращается в сценарии чистых нулевых выбросов к 2050 году, и никаких новых месторождений нефти и природного газа не требуется, кроме тех, которые уже были одобрены для разработки. Никаких новых угольных шахт или расширений шахт не требуется;
• Выбросы от производства электроэнергии упадут до чистого нуля в странах с развитой экономикой к 2035 году и во всем мире к 2040 году. Возобновляемые источники энергии стимулируют трансформацию-с 29% генерации в 2020 году до почти 90% в 2050 году;
• Число общественных зарядных пунктов для электромобилей вырастет примерно с одного миллиона сегодня до 40 миллионов к 2030 году, что потребует ежегодных инвестиций в размере 90 миллиардов долларов к концу десятилетия;
• К 2035 году почти все автомобили, продаваемые по всему миру, являются электрическими, а к 2050 году почти все проданные тяжелые грузовики являются топливными элементами или электрическими;
• Доход на душу населения от нефти и газа в странах, которые полагаются на добычу ископаемого топлива, падает примерно на 75% с 1800 до 450 долларов к 2030-м годам.

Однако путь МЭА к чистому нулю потребует огромных инвестиций и международного сотрудничества в беспрецедентных масштабах. Это также окажет прямое воздействие на потребителей во всем мире.
Откровением для меня стало выступление Завального Павла Николаевича – депутат, разбирающийся в проблематике (технически подкованный), и умеющий аргументировать свои доводы. Вызывает радость за таких людей: «Человек на своем месте». Доводы: «Как может осуществиться сценарий Net Zero, если к 2050 году энергопотребление вырастет на 20%? Бумага все стерпит»; «Реализация стратегии «Чистый ноль к 2050 году» — это не про экологию, а про деньги»; «Проблема высокого уровня энергоемкости находится на бытовом уровне (низкая культура энергопотребления) и у потребителей есть возможность сокращать издержки производства. Акцентировалось не раз во время выступления. Хотя это не панацея, т. к. рост потребления энергоресурсов в СССР считался важным показателем развития общества, при росте промышленного потенциала (построение индустриального базиса)»

Вывод: у России есть собственная повестка по вопросу энергетического перехода и полная интеграция в международную повестку, вызовет дисбалансы в экономическом развитии. Политика взвешенная и аргументированная с учетом страновой спецификации.

Владимир Турко, 
специалист группы перспективного развития РУП «Белоруснефть-Нефтехимпроект», маркетолог в торговой компании ООО «Полимерторг»,
участник молодежной сессии «Примаковских чтений–2021»

Мнение автора может не совпадать с мнением организации

Поделиться