08 июля 2021

Татьяна Гришанина: Российско-американские отношения. Есть ли шанс снижения напряженности?

9 апреля 2021 г. в рамках VII научно-экспертного форума «Примаковские чтения»: на площадке Центра международной торговли состоялась завершающая сессия на тему: «Российско-американские отношения. Есть ли шанс снижения напряженности?». В обсуждении приняли участие ведущие дипломаты, политики и ученые как в офлайн-, так и в онлайн-режиме. 

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков выступил в качестве модератора дискуссии. Дипломат напомнил о предстоящем на тот момент важнейшем событии международного календаря, с которым связаны ожидания всех сторон процесса – встрече президентов России и США Владимира Путина и Джозефа Байдена в Женеве. Замминистра выразил стремление российской стороны к нормализации двусторонних отношений и обратился к администрации Дж. Байдена с призывом отнестись к этой задаче столь же ответственно. С. Рябков подчеркнул существующие изменения в динамике современных международных отношений и в системе координат, что заставляет более пристально и интенсивно фокусироваться на создании новой современной конфигурации в сфере контроля над вооружениями. Модератор предложил спикерам поразмышлять не только над вопросом о том, есть ли шанс на снижение напряженности в двусторонних отношениях, но и над тем, в чем может состоять новое уравнение безопасности в этих отношениях. Чуть позже С. Рябков также предложил поразмышлять о том, почему Россия воспринимается США в качестве дестабилизирующей силы, а не партнера, с которым возможно вести диалог по прежним алгоритмам, а также о попадании России в новую особую категорию, которая отсутствует во внутренней американской классификации на данный момент.

Первым по поставленным проблемам высказался главный научный сотрудник Совета по международным отношениям Томас Грэм. Эксперт выразил благодарность за возможность принять участие в Примаковских чтениях и остановился на двух основных тезисах в своем выступлении. Прежде всего, г-н Грэм подчеркнул, что главным стратегическим соперником США и, соответственно, приоритетным направлением внешней политики администрации Дж. Байдена станет Китай. Очевидно, что для США это является беспрецедентным вызовом при наличии глубокой взаимозависимости между двумя государствами. Т. Грэм уверен, что первым и ключевым пунктом повестки в Женеве станет именно Китай, и Дж. Байден будет представлять по данному вопросу не только позицию США, но и Запада в целом. Эксперт также выразил озабоченность относительно сближения России и Китая, таким образом, Россия будет более активно привлекаться к решению стратегических вопросов самого различного уровня. Кроме того, эксперт пояснил, что в качестве основной задачи предстоящего саммита ставится создание стабильных, предсказуемых, конструктивных и менее опасных отношений с Россией. Создание устойчивого диалога между США и Россией по целому ряду вопросов, определение структуры взаимоотношений представляется одним из критериев успешного завершения встречи. При этом переговоры не должны ограничиваться сферой стратегической стабильности, а более активно вестись и по дополнительным каналам: по линии министерств, военных ведомств, экспертного сообщества. Важны не только двусторонние, но и трехсторонние форматы взаимодействия с привлечением Индии и Китая. Эксперт завершил свое выступление тезисом о необходимости нормализации дипломатических отношений и возвращении послов в Москву и Вашингтон.

Далее слово взял научный руководитель Института США и Канады РАН, академик, профессор Сергей Рогов, высказав мнение о том, что США и Россия на протяжении последних семи лет находятся в состоянии новой холодной войны. Ученый пессимистично смотрит на перспективы ее прекращения в ближайшем будущем, учитывая геополитическое соперничество, экономические санкции против России, пропаганду и негативный образ России в США, а также США в России. Тем не менее, академик выразил осторожную надежду на то, что по итогам саммита удастся добиться снижения напряженности, прежде всего, в военной сфере. Нестабильность связана с отсутствием формальных правил в новой гонке вооружений, а также с отсутствием нормального дипломатического диалога. США не хотят допустить формирования российско-китайского союза, что является вероятной причиной согласия США на проведение саммита. Ученый не ожидает прорыва в отношениях, тем не менее, договоренность о начале переговоров по широкому кругу вопросов возможна. Восстановление термина «стратегическая стабильность» подразумевает обсуждение, прежде всего, ядерных вооружений, как стратегических, так и тактических. Важным вопросом являются ракеты средней дальности: мораторий, предложенный президентом В.В. Путиным, о развертывании ракет средней дальности в Европе, подразумевающий инспекции на местах на взаимной основе, пока остается в США без внимания. Ученого тревожит неготовность многих экспертов в США, которые предлагают обсудить неразвертывание российских ядерных ракет в Европе, принимать во внимание интересы России, учитывая возможность размещения американских ракет, например, в Прибалтике. В результате может возникнуть более опасная ситуация, чем Карибский кризис 1962 г. Другая проблема – ракеты средней дальности в Азии. Здесь существует возможность начать трехсторонние переговоры при участии России, Китая и США с привлечением Индии и Пакистана. Это, скорее всего, не приведет к подписанию юридически обязывающих документов, однако правила соперничества будут установлены. С.М. Рогов считает, что саммит в Женеве можно сравнить с саммитом 1972 г., где были очерчены правила взаимодействия и соперничества.

Старший научный сотрудник Центра военно-морского анализа в Арлингтоне Майкл Кофман начал свой доклад с определения ожиданий от предстоящего саммита в Женеве. Несмотря на невысокие ожидания, эксперт высказал осторожный оптимизм относительно стабилизации отношений и начала значительных изменений. М. Кофман признал наличие фундаментальных разногласий и отсутствие возможности компромисса в ближайшее время. Он также подчеркнул приоритетность китайского направления во внешней политике США. Китай рассматривается как восходящая держава, а Россия как держава на этапе стагнации, именно поэтому администрация Дж. Байдена не будет уделять ей много внимания. При этом Россия рассматривает Китай как державу, которая бросает вызов США. Вашингтон обеспокоен тем, насколько целесообразно восстановление отношений с Россией, оправданы ли будут вложенные усилия и стоит ли бороться за эти интересы с учетом низкой вероятности успеха в среднесрочной и долгосрочной перспективе. С одной стороны, имеется продолжающийся кризис на постсоветском пространстве, с другой стороны, США видит Европу как вторичный театр для американской стратегии, которая сфокусировалась вокруг Китая и Азиатско-Тихоокеанского региона. На данной стадии важными представляются переговоры о стратегической стабильности, которые могут включать кибервойны, локальные конфликты, космос, военные развертывания в Европе, новые типы обычных и ядерных вооружений. Однако, прежде всего, по мнению эксперта, стоит сосредоточиться на контроле за вооружениями, поскольку он включает в себя более практические и технические аспекты. М. Кофман предлагает три ключевых шага. Во-первых, необходимо возобновить дипломатические контакты. Во-вторых, следует избегать конфронтации и расширять круг переговорных вопросов, по которым могут быть достигнуты договоренности. В-третьих, элиты обеих держав должны понимать, что в ближайшее время разрядки не предвидится, напряженность продолжится, однако, необходимо предпринимать шаги во избежание повторения холодной войны. 

Профессор политологии в Бернард-колледже Колумбийского университета и директор института Гарримана по изучению России, Евразии и Восточной Европы Александр Кули высказался по некоторым провокационным вопросам российско-американских отношений. Профессор поставил проблему следующим образом: что именно должно быть включено в двусторонний диалог? Прежде всего, эксперт предположил, что необходимо отойти от устоявшегося стереотипа о том, что США и Россия переживают период упадка. Второй стереотип, которого стоит избегать – это «разрядка». Такое видение отношений не приводило к успеху, но заканчивалось новым витком конфронтации. Необходимо начать с малых шагов: с восстановления взаимного доверия и обсуждения «простых» вопросов, по которым существует понимание, таких как контроль за вооружениями. По мнению А. Кули, существует три неразрешимых вопроса в отношениях России и США. Речь идет о судьбе постсоветского пространства и степени самостоятельности включенных в него государств, о продвижении демократических ценностей и прав человека (одна сторона рассматривает демократию как путь к более стабильному и устойчивому миру, другая — как фактор нестабильности и смены режимов), наконец, о том, кто устанавливает правила мирового порядка и каким он в итоге будет (основанным на интеграции и взаимозависимости или на принципах многополярности). Именно эти неразрешимые проблемы эксперт считает источниками конфронтации между Россией и США. Это приводит к разногласиям и в других сферах: экономическом сотрудничестве, сотрудничестве в области антитеррористической деятельности, внутриполитических вопросах. Восприятие США как ослабевающей державы связано с пандемией COVID-19 и невозможностью администрации Д. Трампа выступить в качестве мирового лидера в борьбе с последствиями. Что касается общественного мнения, согласно данным опроса Института Гэллапа, подавляющее большинство американцев (более 75%) имеют неблагоприятное впечатление о России. В России же картина совсем другая: многие россияне имеют довольно позитивные представления о США (ок. 40%). В качестве выхода из сложившегося кризиса профессор Кули дал ряд рекомендаций. Необходимо начать принимать во внимание позиции друг друга по неразрешимым вопросам; необходимо четко различать национальные интересы и вмешательство во внутренние дела; нельзя избегать разговоров по «сложным» вопросам; необходимо продолжать экспертный диалог. Комментируя выступление эксперта, С. Рябков подчеркнул, что, прежде всего, в отношениях сторон необходим поиск баланса интересов.

Руководитель Центра североамериканских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Виктория Журавлева вернулась к тезису Т. Грэма о важности стратегической стабильности. Однако эксперт подчеркнула, что этого недостаточно для выстраивания отношений. По мнению ученого, вся суть российско-американского конфликта сводится к наличию взаимодействия между государствами при отсутствии отношений. Происходит дегуманизация этого взаимодействия. В продолжение мысли предыдущего спикера, американцы и русские представляют друг друга не как людей, но воспринимают через призму государств, которые находятся в конфронтации. Россия, в представлении большинства американцев, является «врагом номер один», обогнав и Северную Корею, и Иран, и Китай. США для многих россиян, хоть и в меньшей степени — также главный враг, обгоняя по негативному восприятию Украину. На протяжении десятилетий отсутствие человеческого измерения мешает стабилизации и созданию устойчивых отношений. Кризисные фазы на уровне государств еще больше сокращают возможность человеческих контактов (получение виз, программы научных и студенческих обменов). В.Ю. Журавлева высказывает мнение, что уровень бизнеса оставляет надежду на создание и развитие отношений. Экономическое взаимодействие, несмотря на минимальные показатели, за годы кризисов не исчезло и не снизилось, а после пандемии товарооборот вырос на 15%. Такое же постоянство наблюдается в объемах пассажиропотока. Американские компании осуществляют деятельность в России, значительное количество принимали участие и в прошедшем ПМЭФ-2021. На этой основе возможно выстраивать отношения между людьми, а гуманитарную повестку необходимо вносить в переговорный процесс на уровне государств. Одной из таких тем может стать тема экологии и защиты окружающей среды, где представления США и России об определении экологических вызовов во многом совпадают и более прагматичны в отличие от понимания их, например, Евросоюзом. Эксперт также считает, что ядерная энергетика может стать пространством для диалога на всех трех уровнях: восстановление научных контактов в сфере мирного атома является важным вектором развития. Для создания отношений необходимы, прежде всего, условия и со стороны РФ, и со стороны США, что позволит нормализовать контакты на уровне человека.

Завершающий доклад представил президент Итальянского общества международных организаций Франко Фраттини, вспомнив свою последнюю встречу с Е.М. Примаковым. Экс-министр считает, что шанс на восстановление отношений есть, как и возможность достичь стабильности и предсказуемости в самом характере отношений. Г-н Фраттини представил идеи относительно видения отношений между Москвой и Вашингтоном с точки зрения Евросоюза и, в частности Италии, вспомнив взлеты и падения в прошлые десятилетия. Эксперт уверен, что Европа, как никогда, важна для американской администрации. Несмотря на приоритетность отношений с Китаем, США демонстрирует понимание этой ситуации во встречах Дж. Байдена с лидерами европейских держав. Предпринимаются попытки восстановить европейское единство вокруг концепции демократии и фундаментальных прав человека. Вашингтону необходимо понять, что еще может объединить европейских партнеров, поскольку Европа меняется и больше не хочет просто плыть в фарватере американской внешней политики, слепо следуя за политикой санкций, как это было во время второго срока Б. Обамы. Ф. Фраттини указывает на необходимость укрепления возможности Евросоюза быть независимым игроком при сохранении партнерства с США. Так, показательна ситуация с Северным потоком-2: когда США позволили себе критику в отношении политики Германии на данном направлении, немецкое правительство назвало проект в ряду приоритетных для национальных интересов Германии. В свою очередь, Италия ставит вопрос о политическом смысле автоматического продления санкций в отношении России. Некоторые вопросы стабилизации в Европе, в частности в средиземноморском регионе, или на Ближнем Востоке просто нельзя решать без участия России. В этом контексте Россия играет ключевую роль в Сирии, влияет на ситуацию с иранской ядерной программой, наряду с Турцией является стабилизирующим фактором в Ливии. Восстановление устойчивых предсказуемых отношений с Россией в интересах самих же США и Запада. Если США не хотят военного усиления Китая, то Дж. Байдену не стоит подталкивать к этому Россию, так как это будет иметь негативные последствия как для России, так и для Запада. Эксперт соглашается с профессором Т. Грэмом в том, что предварительным условием успеха в Женеве является установление рамок сотрудничества между державами. Рамки означают восстановление дипломатических контактов для обеспечения нормализации и стабильности в отношениях. Отвечая на поставленный в начале дискуссии вопрос, Ф. Фраттини выделяет три необходимых предварительных условия: преодоление взаимного недоверия и представлений о России как о дестабилизирующем государстве, нахождение политического компромисса в отношении Китая между США, Россией и Евросоюзом, наконец, лидерство и четкое стратегическое видение. Эти условия позволят достичь стабильности в отношениях в реалистическом ключе.

Модератор С.А. Рябков подытожил выступления экспертов, подчеркнув необходимость извлечь уроки из опыта прошлого и приложить максимум усилий для недопущения нового кризиса в отношениях между Россией и США.


Татьяна Гришанина,
аспирант факультета международных отношений по специальности «Международные отношения и мировая политика» Санкт-Петербургского государственного университета,
участница молодежной сессии «Примаковских чтений–2021»

Мнение автора может не совпадать с мнением организации

Поделиться