10 июля 2021

Сергей Себекин. Будущее российско-американского взаимодействия: мнения экспертов и итоги саммита

9 июня в рамках VII Международного научно-экспертного форума «Примаковские чтения» прошла сессия на тему «Российско-американские отношения. Есть ли шанс снижения напряженности?», в работе которой приняли участие ведущие эксперты по данной проблематике из России, США, Италии.

Сессию на правах модератора открыл заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации Сергей Рябков, заявив, что «темп бега времени на современном этапе развития международных отношений гораздо выше всего того, к чему мы привыкли, и в той системе координат, в которой мы работали (с США – прим. авт.) долгие годы, работать дальше не получиться». Согласно ему, российская сторона энергично стремится к нормализации отношений с Соединенными штатами, и призывает к этому администрацию Джо Байдена.
Можно утверждать, что сегодня российско-американской взаимодействие находится на самом низком уровне за последние двадцать лет. О дальнейших перспективах российско-американского взаимодействия рассуждали панелисты сессии.

Мнения экспертов: очень осторожный оптимизм

В рамках обсуждения будущего российско-американского взаимодействия внимание модератора и спикеров естественным образом было приковано к российско-американскому саммиту, прошедшему 16 июня в Женеве, на которой, как и ожидалось, был рассмотрен широкий круг вопросов – стратегическая стабильность и контроль над вооружениями, экономическое взаимодействие, Арктика, противодействие коронавирусу, и, конечно же, кибербезопасность.
Так или иначе, но эксперты выразили крайне осторожный оптимизм касательно дальнейшего развития взаимодействия России и США. 

Так, главный научный сотрудник Совета по международным отношениям Томас Грэм отметил, что взаимоотношения России и США «предсказуемо плохие, но они, тем не менее, предсказуемы». По его словам, администрация Джо Байдена стремится создать как раз именно стабильные и предсказуемые отношения с Россией с целью сместить две страны с траектории, которая может привести их к конфликту. «Принципиально важно, чтобы США и Россия начали устойчивый диалог по целому набору вопросов – не только в тех областях, где мы можем сотрудничать, но и в тех, где мы будем продолжать конкурировать. Успех саммита состоит не в том, достигнем ли мы договоренностей по всем вопросам, а в том, сумеем ли мы хотя бы просто договориться об устойчивом диалоге», – заявил эксперт.

Схожей осторожной позиции придерживается и научный руководитель Института США и Канады РАН Сергей Рогов, согласно которому Соединенные Штаты и Россия уже как 7 лет находятся в состоянии новой холодной войны, и вряд ли она закончится в ближайшем будущем. Однако лидеры двух стран могут «договориться о том, что надо начинать переговоры по широкому кругу вопросов», в том числе и по контролю над вооружениями. Эксперт выразил надежду, что какие-то правила соперничества будут установлены.

Ведущий научный сотрудник Центра военно-морского анализа в Арлингтоне Майкл Коффман придерживается еще более пессимистичного мнения, согласно которому в силу фундаментальных российско-американских разногласий США не видят особого смысла в усилиях по налаживанию отношений с Россией.
Крайне интересен тот факт, что большинство экспертов отметило роль «восходящего» на мировой арене Китая в российско-американском взаимодействии. Участники сессии допустили возможность того, что Соединенные Штаты могут пойти на некоторое сознательное сближение с Россией с целью не допустить опасного и крайне нежелательного сближения Китая и России. Так или иначе, но согласно спикерам, сегодня главный стратегический конкурент Вашингтона именно Пекин, а не Москва, и все внимание в ближайшем будущем будет уделено противостоянию с Китаем.

Итоги саммита и возможный переход к «контролируемой конкуренции»

Как и ожидалось, итоги саммита нельзя назвать «сверхпрорывными», однако в целом их в той или иной степени можно назвать успешными – в этом плане наиболее «осторожно-оптимистичные» ожидания от саммита сбылись.
Одним из достижений, которое должно дать свои плоды только в будущем, является договорённость российского и американского лидеров начать консультации как по вопросам стратегической стабильности, так и «по всему комплексу взаимодействия на дипломатическом треке», о чем на Примаковских чтениях также упоминали Томас Грэм и Сергей Рогов. Конечно, пока это разговоры из разряда «договорились заключить договоренности (но не факт)», тем не менее, есть надежда на то, что эти маленькие шаги приведут к укреплению доверия и к расширению взаимодействия двух стран по более широкому кругу вопросов.

Одним из наиболее важных достижений, на наш взгляд, является договоренность лидеров двух стран начать двусторонние консультации по киберповестке – теме которая является одним из наиболее отягчающих обстоятельств во взаимоотношениях Москвы и Вашингтона и которой администрация Джо Байдена придает особое значение, но на которую не обратили внимания спикеры сессии «Примаковских чтений». Если до этого момента Соединенные Штаты в одностороннем порядке прибегали к ответным мерам (санкции и даже планируемые кибератаки на российскую инфраструктуру), принимали агрессивные стратегии и игнорировали все предложения Москвы по восстановлению российско-американского взаимодействия по вопросу кибербезопасности, то теперь есть определённая надежда на то, что и в этой сфере мы перейдем пусть и к ограниченным «точечным» форматам работы – форматам хотя бы периодических консультаций «по необходимости». Это то, на чем Россия настаивала долгие годы – не голословно обвинять в кибератаках и осуществлять какие-либо ответные меры в одностороннем порядке, а открыто и официально высказывать свои опасения (с предъявлением соответствующей доказательной базы) и обсуждать это за столом переговоров, находя общие пути решения проблемы. Говоря языком Америки, есть надежда на то, что мы перейдем от неконтролируемой конкуренции в киберпространстве к контролируемой.

Тем не менее, наивным будет полагать, что США легко преодолеют эту «родовую травму», связанную с отстранением от власти демократов в 2016 года и приходу в Белый дом республиканцев вследствие приписываемого России вмешательства в американский демократический процесс. Возможно, в будущем Соединенные Штаты в том или ином виде будут пытаться привлечь Россию к ответу в том или ином виде за вновь приписываемые ей атаки, отказ выдать киберпреступников и противодействовать им на своей территории и т.д.

Таким образом, нужно понимать, что задачей лидеров двух стран изначально не было полное восстановление отношений – в текущей стратегической ситуации это просто невозможно – задачей было попытаться сделать эти заведомо «плохие» отношения более предсказуемыми и последовательными, о чем в своем выступлении на Примаковских чтениях говорил Томас Грэм. Хочется сказать отдельное спасибо и американскому лидеру Джо Байдену, который, в отличие от Дональда Трампа с его довольно авантюристичной политикой, является более опытным, последовательным и предсказуемым, а также истинно привержен сохранению системы контроля над вооружениями. Таким образом, есть надежда, что после саммита мы перейдем от «неконтролируемой конкуренции» Трампа, эскалационной политики и одностороннего разрушения системы контроля над вооружениями к «контролируемой конкуренции» Байдена.

Что будет представлять из себя это «контролируемая конкуренция»?
Возможно, она будет носить характер именно сохраняющейся стратегической конкуренции (если угодно – конфронтации) с воссозданием и усилением консультативных механизмов и дипломатических каналов. Это будет делаться с целью не допустить эскалации и перехода к конфронтации, и будет касаться в первую очередь тех вопросов, которые являются наиболее отягчающими обстоятельствами во взаимодействии Москвы и Вашингтона (например – вопросы кибербезопасности). Одним из вариантов может быть даже создание своего рода некой «кризисной комиссии», которая может собираться в моменты нарастания напряжённости по тем или иным вопросам.

Однако вместе с тем не стоит забывать, что несмотря на достигнутые определенные успехи на саммите, Россия и США все еще являются заложниками глубоких военно-политических и стратегических разногласий. Во второй или третьей степени, но Россия является для США мощным стратегическим конкурентом, а значит определенная доля взаимного сдерживания (не применительно к ядерной угрозе) все же сохранится.

Так или иначе, но на преодоление конфронтационной логики между Россией и США, которая складывалась, не побоюсь этого слова, с середины XX в., полностью преодолеть вряд ли удастся – мы на взаимной основе можем лишь смягчить ее, и на это уйдет не один год. России важно налаживать взаимоотношения с США постепенно – в «точечном» формате, осторожно расширяя круг вопросов, по которым странам нужно переходить к активным переговорам и достигать результата, а также укреплять меры доверия. Сегодня для нас главное – не делать особо острые вопросы, нуждающиеся в совместном российско-американском участии, заложниками общих политических разногласий.

Сергей Себекин,
преподаватель кафедры политологии, истории и регионоведения Иркутского государственного университета,
участник молодежной сессии «Примаковских чтений–2021»

Мнение автора может не совпадать с мнением организации

Поделиться