03 июля 2021

Леонид Цуканов: Палестино-израильский конфликт: перспективы урегулирования

9 июня 2021 года на площадке Центра международной торговли в рамках VII Примаковских чтений состоялась экспертная панель «Палестино-израильский конфликт: перспективы урегулирования».
Открывая дискуссию, модератор сессии, академик РАН Виталий Наумкин сравнил палестино-израильский конфликт с чеховским ружьем, которое долгое время висело на виду у всех и, в конечном итоге, неожиданно для всех выстрелило:

«Этот выстрел в очередной раз произошел совсем недавно. И с достаточно сильным звуком, как мы знаем. Что, конечно, очень плохо сказалось на мирном процессе и его перспективах. Тем более, что в последние годы происходили такие изменения в американской политике, которые никак не могли содействовать урегулированию проблемы».

Торможение мирного процесса, вкупе с продолжающимся незаконным строительством израильских поселений на оккупированных территориях и острой политической борьбой внутри обоих лагерей, в итоге привело к очередному всплеску напряженности – минивойне в Газе. 
Модератор сессии также обратил внимание аудитории на некоторые специфические события недавнего противостояния, которые оказались полной неожиданностью и для Израиля, и для внешних наблюдателей. 

«Израильтяне не знали, что ХАМАС производит тысячи, многие тысячи ракет на территории Газы. Или знали, но что? Были какие-то соображения, что не надо этому мешать?»

Основатель и исполнительный председатель Бейрутского института Рагида Дерхам начала свое выступление с мысли, что палестино-израильский конфликт требует комплексного переосмысления – в частности, необходимо избавиться от устаревших паттернов – в том числе переосмыслить роль и тактику «Ближневосточного квартета».  
Особо было подчеркнуто, что в системе начинают появляться новые элементы. Например, особое беспокойство вызывает Иран, чья вовлеченность в палестино-израильском конфликте заметно усилилась в последнее время (в чем не последнюю роль сыграла республиканская администрация в США).

«Иран будет продолжать оказывать свое влияние на регион. И поэтому европейцы должны перестать думать, что оно [противостояние] в итоге перерастет в ядерный конфликт. […]. Трамп создал новую динамику, которая изменила вектор арабо-израильского конфликта»

Госпожа Дерхам убеждена, что имевшийся ранее переговорный потенциал (в рамках устоявшегося баланса сил) полностью исчерпан, ввиду чего необходимо комплексное переосмысление отношений в регионе. И в рамках этого процесса Россия может сыграть весомую роль.

«Самая главная задача – избежать войны. […]. Нужна стабилизация, а не дестабилизация. И здесь удивительная возможность возникает у России. Нужно остановить экстремистов с обоих сторон, во что бы то ни стало».

В качестве ключевой проблемы палестино-израильского конфликта госпожа Дерхам назвала «борьбу радикалов» (под которыми подразумеваются различные прокси-группировки, поддерживаемые внешними игроками. Именно эфемерная угроза «интернационализации» конфликта и его расширения на Сирию и Ливан, по мнению спикера, является главной причиной сдержанных действий Израиля. 

С несколько отличных позиций взглянул на ситуацию старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМЭМО им. Е. М. Примакова РАН Николай Сурков. В частности, он заострил внимание слушателей на цикличности конфликта. По его мнению, события текущего кризиса между Палестиной и Израилем во многом схожи с событиями 1973 г.

«Израиль оказался в довольно невыгодном положении, поскольку ему грозит война на два фронта. С одной стороны есть Газа, а с другой – Ливан. И, если вспомнить последние события, ракеты летели не только из Газы, они могли прилететь и с севера». 

Именно неспособность Израиля справиться с усилением фактора военного давления, по мнению эксперта, обусловила оборонительный характер его действий в ходе конфликта (опора на «Железный купол» и отказ от тактики превентивных ударов).
Кроме того, под большим вопросом оказалось стремление Израиля «усидеть на двух стульях»: наладить отношения с Арабским миром (прежде всего, посредством «Соглашений Авраама») и продолжать текущую политику в отношении Палестины. Господин Сурков отмечает, что текущий израильский истеблишмент не намерен идти на уступки палестинцам, но постепенное накопление негативных факторов, а также запрос со стороны электората неизбежно подталкивает Израиль к переговорам (одним из позитивных знаков можно считать отказ от проведения наземной операции в Газе).
Также неспособность вовремя договориться с Палестиной с высокой долей вероятности повлечет за собой усиление роли Ирана в конфликте – прежде всего, как некого «спонсора» палестинского сопротивления. И, в случае если ХАМАС станет проиранской организацией, договориться с ним уже вряд ли получится.

«Военный потенциал ХАМАСа растет на глазах. Это грандиозный прорыв. Если раньше это были кустарно сделанные ракеты и странные воздушные шары, которые были нужны, чтобы поджигать посевы израильских фермеров, то теперь это ракеты, все больше похожие на промышленные изделия, это беспилотники». 

Говоря о роли, которая в этом конфликте отводится России, господин Сурков неоднократно подчеркивал, что самой важной задачей является сплочение разобщенных палестинских сил для обеспечения их участия в переговорном процессе на принципах равенства и открытого диалога.

«Создать что-то новое, изобрести некий велосипед мы вряд ли сможем. Но помочь палестинцам договориться, помочь им создать единую делегацию, которая сможет вести переговоры с Израилем, вполне в силах России».

В свою очередь, президент US Middle East Project Дэниэл Леви мягко упрекнул своих коллег в излишней оптимистичности. Несмотря на позитивные тренды (например, прекращение огня) при более масштабном рассмотрении региональной ситуации становится видно, что Израиль продолжает максималистскую политику в отношении Палестины в рамках «укореняющейся оппортунистской идеологической парадигмы».

«Израиль эксплуатирует идею, что палестинцы побеждены, и все, что тем остается – это принять условия капитуляции. Однако в прошлом месяце эта концепция провалилась». 

Господин Леви также подчеркивал, что последний кризис в Газе продемонстрировал, что выступления вновь приобрели массовый характер – и в этом контексте виток напряженности следует рассматривать не только как политическую акцию ХАМАС, но и как борьбу палестинцев за свою идентичность.
Тем не менее, в оценках перспектив возможных переговоров между Израилем и Палестиной господин Леви придерживается пессимистической точки зрения: по его мнению, у противоборствующих сторон слишком мало точек соприкосновения, чтобы обеспечить интенсивное взаимодействие.

«Даже если вы в Москве или где-то еще соберете всех участников [процесса урегулирования] в одной комнате, то тем для переговоров, при текущей расстановке сил, очень мало».

Эксперт также обращает внимание, что помимо двух очевидных (переговоры и военные решения), у Израиля по-прежнему достаточно неочевидных инструментов давления на Газу (секторальные санкции, блокада и др.), позволяющие ему диктовать свои условия другим участникам конфликта. В таком контексте наиболее правильным шагом со стороны мирового сообщества господин Леви считает создание некоего представительского органа (как наднационального, так и на территории Израиля), который мог бы отстаивать интересы палестинцев.

Другой зарубежный спикер, член исследовательской группы программы ближневосточных и североафриканских исследований Европейского совета по внешней политике (ECFR) Хью Ловатт, частично согласился с Дэниэлом Леви относительно необходимости сменить подход к трактовке палестинской проблематики.
По его мнению, последняя война в Газе стала толчком к смене парадигмы и формированию нового статус-кво. 

«Драйверы [дестабилизации] конфликта хорошо известны, они строились десятилетиями. Проблемы с Газой, и санкции, которые начались в 1990-х, и недостаточность политической функции в Палестине – это все старая парадигма».

Также господин Ловатт отметил особую роль палестинской молодежи в последнем конфликте – в частности, указывает на возникновение новых сил, на основе которых формируется новая политическая стратегия – пока еще не признанная всеми акторами, но уже претендующая на самостоятельность. 

«Создается новое движение. Мы видим переход от предыдущих [центричных] моделей, моделей государственного построения и попыток выявить позицию Израиля на оккупированных территориях. Это все еще цель, но молодые палестинцы уходят от этого, и формируют новое национальное движение – не только на территориях Палестины, но и в Израиле».

Сессия завершилась выступлением руководителя Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василия Кузнецова.
Господин Кузнецов обратил внимание на то, что говорить о возвращении Палестинской проблемы на повестку дня не совсем верно: несмотря на то, что в международном политическом дискурсе эта тема в значительной степени не присутствовала, на уровне общества вопрос взаимоотношений Палестины и Израиля всегда стоял достаточно остро, оставаясь важным фактором региональных отношений и региональной идентичности. «Упущенные» же возможности, о которых ранее говорили зарубежные коллеги, по мнению господина Кузнецова, были связаны с тем, что, с одной стороны, происходила «рутинизация» конфликта, а, с другой стороны, повышение чувствительности международного экспертного сообщества к региональным процессам.

Господин Кузнецов выделил три ключевых элемента, которые отражают долгосрочные тренды палестино-израильского конфликта. Среди них:
• Рост поддержки Палестины на глобальном уровне.
• Расширение инструментов воздействия на акторов конфликта с одновременным снижением мотивации к использованию этих инструментов на региональном уровне.
• Возрождение палестинского национального движения в новом качестве. 

«Зеленой линии для него [палестинского национального движения] уже не существует, в него постепенно включаются израильские арабы». 

При этом значительную роль в расширении палестинского движения, по мнению господина Кузнецова, сыграла инициированная администрацией Д. Трампа объективация Палестины, в рамках которой она рассматривалась исключительно как объект, а не как участник регионального диалога.

В контексте же урегулирования эксперт считает, что на данный момент мировому сообществу имеет смысл сосредоточиться на двух вещах:
• Повысить мотивацию арабских стран региона к использованию новых инструментов урегулирования (в том числе и посредством арабо-иранского урегулирования).
• Помощь Палестине в развитии и поддержке политической консолидации национального движения.  

Леонид Цуканов,
основатель и директор международного молодежного объединения «Уральская ассоциация молодых ближневосточников» при УрФУ имени Б.Н. Ельцина,
участник молодежной сессии «Примаковских чтений–2021»

Мнение автора может не совпадать с мнением организации

Поделиться