04 июля 2021

Эка Хорбаладзе: Индия на глобальных перекрестках

9 июня 2021 года в рамках VII международного научно-экспертного форума «Примаковские чтения» состоялась сессия, посвященная Индии под названием «Индия на глобальных перекрестках». Панелистами мероприятия выступили: Президент Observer Research Foundation Самир Саран, политический советник Министерства иностранных дел Индии Ашок Малик, руководитель группы Южной Азии и региона Индийского океана, сотрудник подразделения Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Алексей Куприянов, руководитель Центра индийских исследований Института Востоковедения РАН Татьяна Шаумян. Сессию модерировал член Дирекции ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Вячеслав Трубников. Дискуссия коснулась внутренних проблем Индии, вызванных в основном второй волной распространения COVID–19, российско-индийских отношений, современного состояния и будущего концепта «Индо-Пацифика», и роли ключевых акторов в ее формировании. 

В начале панели модератор обратил внимание на выступление Сергея Лаврова на «Примаковских чтениях–2021», который подчеркнул особо привилегированное стратегическое партнерство России и Индии. Затем Вячеслав Трубников отметил, что тема, предложенная для обсуждения является непростой, объясняя это тем, что в быстроменяющемся мире наша планета, продвигаясь к полицентризму, активным пропонентом которого был Евгений Примаков, окутывается в большое количество перекрестков, где либо берут свое начало, либо сходятся векторы развития различных центов силы, и выдвинул гипотезу, что со временем, по мере превращения мира к полицентричности, количество таких перекрестков будет только расти.

Таким образом, Вячеслав Трубников, задав тон дискуссии, сформулировал т.н. дорожную карту и предложил участникам панели: 
– проанализировать, что лежит в основе тяжелой борьбы Индии со второй волной коронавируса;
– порассуждать над термином multipolarity во внешнеполитической повестке Индии; 
– обсудить, остается ли компромисс основным рычагом Индии для решения своих противоречий с соседями. 

Самир Саран предположил, что одна из ключевых причин, затрудняющая справиться с коронавирусной инфекцией, заключается в демографической структуре – густонаселенности страны, а вторая – в том числе в политическом климате, в частности, столкновениях на границе Индии и Китая (во второй половине 2020 г. и начале 2021 г., – прим. авт.), которые, по славам исследователя, имеют беспрецедентный характер. 

«Реальность, в которой находится Индия – очень сложная, мы действительно находимся на перекрестке», – отметил профессор Саран. 

Исходя из его слов, страна стоит перед глубокими социально-экономическими вызовами, а для того чтобы противостоять экспансии и агрессивным действиям соседа – Китая – нужен комплексный поход. Расставляя приоритеты, Самир Саран отметил ключевые аспекты, стоящие в повестке дня для Индии. Это концентрация страны на внутренних проблемах, к которым относятся: инвестиции в инфраструктуру, создание рабочих мест, здравоохранение, борьба с пандемией, цифровые технологии. Именно последние, по словам спикера, играют особую роль в современном мире, так как технологии меняют природу политики, природу коммуникаций, бизнеса, геополитики, а искусственный интеллект, по мнению аналитика, и вовсе будет определять выигрыш в ближайшие десятилетия.
Еще один важный тезис в выступлении Самира Сарана касался политического вопроса по будущему мирового порядка.  

«Для создания полицентричного мира, развитие российско-индийских отношений имеет важное значение, иначе мы увидим смену одного гегемона другим», – убежден Саран. 

Индия и Россия успешно работают в партнерстве по широкому кругу вопросов, которое строится на справедливости и равенстве, справляются с переходом от мира предыдущей гегемонии и стараются предотвратить возникновение нового гегемона, резюмировал панелист. 

Другой индийский эксперт Ашок Малик в своем выступлении отметил важность сотрудничества между Россией и Индией в сложные пандемийные времена, особенно по совместному производству вакцины «Спутник V». Рассуждая над понятием multilpolarity, политолог выразил мнение, что этот концепт сейчас находится под стрессом, под напряжением, поэтому мультиполярная система международных отношений нуждается в реформировании. Хотя это и непросто сделать, особенно в части модернизации многосторонних институтов, чтобы удержать их на плаву, в первую очередь необходимо менять внутреннюю систему их работы и определить, каким образом они будут функционировать в дальнейшем, полагает спикер. Продолжая рассуждать над формирующейся многополярной системой мира, нужно создавать разные полюсы силы, говорит он. Один из ключевых – Евразия. 

«Евразия – исторически регион, который предусматривает развитие более широких экономических связей, чем те, что существует сейчас», – убежден Ашок Малик. 
 
Завершая свое выступление, эксперт обозначил ключевые вызовы в регионе, которые, по его мнению, заключаются в переходном этапе в Афганистане, палестинской проблеме, нестабильности в Центральной Азии в более широком плане, и заметил, что нужно создать политический баланс, который сегодня отсутствует, а для этого, исходя из того, что у Индии и России абсолютно одинаковые стратегические цели и задачи, двум странам необходимо работать вместе. 

Татьяна Шаумян в своей речи напомнила, что Индия на протяжении истории стояла на перекрестках не раз. Один из самых серьезных – политика неприсоединения, второй – конфликт с Пакистаном, третий – переход Индии ядерного порога в мае 1998 года. В этом же году Е.М. Примаков выступил о возможности сотрудничества трех великих азиатских держав – России, Индии и Китая (РИК), что на тот момент вызывало сомнения, так как предполагаемый треугольник нельзя было назвать равнозначным, отмечает исследователь. Но говоря о современном состоянии части РИК, в частности, об индийско-китайских отношениях, такой баланс возможен в области экономики, хотя и разрешение пограничных споров в обозримой перспективе не предвидится, полагает Татьяна Шаумян. Тем не менее, по ее словам, площадками для поиска налаживания контактов могли бы стать БРИКС, РИК, ШОС. Затронув другую составляющего того же треугольника, российско-индийские отношения, спикер говорит, что Индия для России – значимый стратегический партнер, однако нужно работать над вопросами ограниченности взаимного товарооборота. В продолжение своего выступления ученый выдвинула еще два важных тезиса: первый касался ключевого направления современной индийской внешней политики – Индо-Пацифики, что, по мнению эксперта, нужно Индии, дабы выйти за рамки Южной Азии и быть вовлеченной в действия «четверки» (неформальный альянс Индии, Японии, Австралии и США, – прим. авт.); а второй тезис затрагивал статус Индии в Совете Безопасности ООН. 

«Индия по своим критериям, показателям, роли в мировом сообществе, могла бы претендовать на то, чтобы стать постоянным членом Совета Безопасности», – считает Татьяна Шаумян. 

Алексей Куприянов также начал свое выступление с небольшого исторического экскурса. Он заметил, что во времена советско-индийской дружбы отношения достигли тех высот, которых с тех пор не было.

«Это отчасти вызвано объективными причинами: СССР был одним из ведущих экономик мира, его ВВП по номиналу в мире был вторым, сейчас Россия выпала из первой десятки, по номиналу ее ВВП примерно 11–12-я позиция, а Индия замыкает первую пятерку. Даже в советские времена торговля осуществлялась с огромным дефицитом, сейчас и вовсе не можем позволить себе такой роскоши», – говорит исследователь.

Продолжая проводить параллели, Алексей Куприянов отметил, что сотрудничество в советские времена строилось на двух китах: общем страхе перед Китаем и специфике движения неприсоединения, которое объективно занимало дружескую позицию в отношении СССР в его борьбе с США в холодной войне. Однако с тех пор ситуация кардинально изменилась: СССР проиграл холодную войну, Россия налаживает отношения с Китаем, зато у Индии с Китаем начались проблемы. Двум державам – Индии и Китаю – тесно в Южной Азии и Восточной Азии. В этих условиях Индия ищет союзников, кто также заинтересован в сдерживании Китая. Это в первую очередь США, Япония, Австралия, то есть QUAD (группа «четырех»). 

«Международные отношения – это не законы физики. Отношения между странами не жизненный цикл живого организма, который один раз родившись обречен на то, чтобы взрослеть и умереть. Эти отношения людей, и они всецело зависят от людей. На этом направлении у нас огромный провал – очень мало специалистов по современной Индии в России, и наоборот, – что есть отражение более серьезной тенденции – непонимание того, зачем мы в принципе друг другу нужны, кроме торговли оружием, мирным атомом и сотрудничества по общим вопросам мировой повестки. Это абсолютно дикая ситуация для стран стратегических партнеров, это непонимание оборачивается очень часто взаимным непониманием того, какие интересы преследуют стратегические партнеры», – заявил дискуссант.

В качестве примера Алексей Куприянов привел индийские и российские СМИ, где первые активно пишут о выраженной тенденции выстраивания  стратегической оси России с Пакистаном против Индии, а вторые – про то, как Индия становится вассалом США.

«Это непонимание приводит к тому, что нет желания разбираться в мелочах, примером чего служит Индо-Пацифика, которая в России упорно критикуется как американское изобретение, не желая понимать, что эта концепция была разработана в Индии и что она концептуально отличается от американской», – говорит эксперт. 

Алексей Куприянов поясняет, что, если американское видение Индо-Пацифики направлено на сдерживание Китая, то индийская концепция – на обоснование расширения индийской сферы влияния и укрепление связей с АСЕАН. Тем не менее, аналитик предлагает выход из ситуации: 

«Нужно понять, что в полицентричном мире, в мире холодной войны между КНР и США, если Россия и Индия хотят сохранить стратегическую автономию, у них нет иной альтернативы, кроме как продолжать сближение, действительно становится стратегическими партнерами и согласовывать свою внешнюю политику друг с другом», – утверждает он.

  А для этого, по словам Куприянова, необходимо обратить внимание на три вещи: 
     1. соперничество между Индией и Китаем не является экзистенциальным соперничеством. Индия не угрожает существованию Китая, и наоборот. Нынешние проблемы носят временный характер, это болезнь роста двух стран и их урегулированию на самом деле мешает то, что ни одна из двух стран критически в этом не заинтересована. Если нужда в урегулировании возникнет, проблемы можно будет решить за несколько лет, проведя границы по линии фактического контроля, границы сфер влияния по Малаккскому проливу, взаимно признавая экономические интересы вне этих сфер влияния;
     2. соперничество США и Китая – невечно. Оно имеет свои причины, а когда эти причины будут устранены, прекратится и соперничество. Само это соперничество вполне может варьироваться – от полноценной холодной войны до разрядки. И строить на этом соперничестве долгосрочную стратегию – огромная ошибка, потому что, когда США и Китай будут урегулировать свои противоречия, совершенно не факт, что они примут во внимание интересы своих союзников;
     3. ошибочно предполагать, что Россия всегда будет занимать инертную позицию в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР). 

«Мы слишком увлеклись ролью честного брокера и ролью дружелюбного партнера. Когда нас спрашивают, каковы интересы России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, мы отвечаем, что поддерживаем интересы АСЕАН, когда спрашивают каковы интересы России в регионе Индийского океана, мы отвечаем, что поддерживаем инициативу Индии. Такая оборонительная стратегия, такая демонстративная поддержка чужих интересов были хороши после проигрыша в холодной войне, когда было мало ресурсов и Россия была вынуждена защищаться, но сейчас ситуация изменилась. ИТР – ключевой регион мировой политики, и Россия недостаточна сильна, чтобы позволить себе роскошь не иметь там интересов», –  говорит эксперт. 

Алексей Куприянов убежден, что РФ нужно собственное виденье, собственная стратегия Индо-Пацифики, концепция инклюзивная, которая учитывала бы интересы партнеров в регионе, в первую очередь АСЕАН, Китая и Индии. И если она будет сочетаться с Большим евразийским партнерством (БЕП) – тем лучше, говорит спикер.

Продолжая дискуссию о роли европейских держав в регионе, в частности, Великобритания и Франция, аналитик подчеркнул, что первая еще не выработала свою индо-тихоокеанскую стратегию, но судя по объявленному маршруту путешествия авианосной группы, которая должна пройти через ИТР и продемонстрировать возвращение Британии в регион к востоку от Суэца, находится на пути формирования такой стратегии, а Франция является державой, которая традиционно имеет интересы в Индийском и Тихом океанах, у нее там свои заморские территории, свои владения, следовательно, Франция всегда была значимым игроком, а сейчас становится еще более важным актором в регионе, контактирую с Индией, Австралией, Новой Зеландией, и в некотором роде представляя альтернативу связям с США, считает Алексей Куприянов, поясняя, что та страна, которая не хочет сильно укреплять отношения со Штатами, всегда может развивать их с Францией. 

Эка Хорбаладзе,
аспирант МГУ им. М.В. Ломоносова, 
участница молодежной сессии «Примаковских чтений – 2021»

Поделиться