05 июля 2021

Дмитрий Балашов: Энергетический переход – скорость, направления, риски

За всю историю человечество осуществило несколько так называемых энергетических переходов. Первый переход был от дерева к углю, второй – от угля к нефти и сегодня мы можем констатировать, что мир находится в состоянии третьего энергетического перехода – от нефти и других ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ). Этот процесс носит фундаментальный характер, и его итогом будет кардинальное преобразование всего мирового сообщества. В настоящий момент существует очень много неопределенности в данном процессе, также очевидно большое количество возможных рисков, в том числе и связанных с перспективами взаимоотношений между странами и регионами.

На Примаковских чтениях прошла панельная дискуссия, посвященная данному процессу. Модератором дискуссии выступил президент ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, академик Александр Дынкин. В качестве приглашенных спикеров участвовали генеральный директор АО «Зарубежнефть» Сергей Кудряшов, председатель Комитета Государственной Думы Российской Федерации по энергетике Павел Завальный, главный научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Джонатан Штерн и декан факультета международного энергетического бизнеса, член-корреспондент РАН Елена Телегина.

Александр Дынкин задал ход дискуссии, обозначив некоторые особенности и тенденции, характерные для третьего энергетического перехода. Во-первых, модератор отметил, что «третий переход отличается от первых двух по нескольким важным характеристикам энергоносителей, таким как энергетическая плотность, прерывистость, волатильность и непредсказуемость объема генерируемого энергетического потока». Во-вторых, «еще одним отличием третьего перехода является отсутствие доминирующего энергоносителя как в прошлом». В-третьих, текущий энергетический переход «отличается и по драйверам, если драйвером предыдущих переходов была межтопливная конкуренция, то сегодня первым драйвером выступает государственная политика». Все это создает серьезные вызовы как для политиков, бизнеса и экспертного сообщества, так и для всего общества в целом, так как очень нетипичное явление нам всем предстоит наблюдать.

Экспертную дискуссию Елена Телегина начала с указания ключевых рисков, которые ВИЭ несут для классического нефтегазового комплекса: 1) углеродный налог; 2) рост доли ВИЭ; 3) резкое сокращение инвестиций в углеродные энергоресурсы. Все это очень сильно изменяет рынок. История демонстрирует, что предыдущие энергетические переходы диктовались рынком и растягивались на период до 100 лет, как, например, было с нефтью. Текущий же энергетический переход планируется пройти за 40-50 лет, а то и быстрее. Это очень неустойчивая ситуация для рынков. Эксперт подчеркивает, что «очень важным тут является нахождение точки, когда потребитель делает свой выбор в пользу чего-то нового», так как это знаменует окончательность и бесповоротность процесса и позволяет вполне уверенно осуществлять прогнозирование участниками рынка.

Названную проблему иллюстрирует сложная ситуация, в которой сегодня находятся традиционные вертикально интегрированные нефтяные компании. Прошлый 2020 год стал рубежным, и впервые в истории продемонстрировал превышение инвестиций, направляемых на ВИЭ, над традиционными инвестициями в нефтегазовый комплекс. В связи с этим нефтегазовые компании стоят перед очень сложным выбором, в котором существуют риски как недоинвестирования, таки и чрезмерного инвестирования. Такое состояние неопределенности очень сильно влияет на рынки, цены на энергоресурсы и экономику в целом.

Кроме того, спикером были названы некоторые косвенные риски, связанные с энергопереходом, которые впоследствии могут оказать огромное влияние на общество в целом. «Процесс энергоперехода усугубляет проблему социального неравенства, потому что для бедных стран многие технологии становятся недоступными». Кроме того, «старшее поколение не готово переплачивать за чистую повестку, в отличие от молодежи, и это тоже демонстрирует социальный разрыв в обществе». Эти и ряд других факторов, отмечаемых Еленой Телегиной, могут оказать существенное влияние на процесс существенного преобразования общества.

Следующим выступающим был Сергей Кудряшов, который с позиции бизнеса развил мысль предыдущего докладчика в части проблемы для компаний при выборе стратегии развития на будущее. Эксперт отметил, что в современном мире все крупные игроки на нефтегазовом рынке делятся на две большие категории, которые либо предпочитают уменьшать затраты и увеличивать эффективность в расчете на хорошую конъектуру на нефтяных рынках. Либо те, кто предпочитает диверсифицировать активы и наоборот как можно больше инвестировать во ВИЭ по всей цепочке добавленной стоимости. АО «Зарубежнефть» в этой ситуации пытается выбрать золотую середину и учесть перспективы и риски обеих позиций.

С точки зрения Сергея Кудряшова, «энергетический переход – это не революция, а развитие эволюционной цепочки на протяжении нескольких веков», и было бы ошибочным как отрицать текущие изменения, так и полагать, что ВИЭ полностью заменят собой ископаемые источники энергии.

Следующий выступающий профессор Джонатан Штерн отметил, что текущее десятилетие можно назвать приоритетным для рынка газового топлива. «Природный газ называют переходным топливом… и сейчас мы находимся в десятилетии золотого века газа», – начал свое выступление эксперт из Великобритании. И если со спросом на газ в ближайшее десятилетие все более или менее понятно, то с дальнейшей перспективой существует очень много неясного. В настоящее время делаются разнообразные сценарии того, как будет меняться энергетический баланс в последующие десятилетия в период до 2050 года и дальше. Одним из наиболее важных факторов, определяющих данные сценарии, является программа достижения «нулевых выбросов CO2», запущенная в ЕС, Великобритании и ряде других стран. Данная цель является действительно радикальным сценарием и должна существенно перекроить долю того или иного топлива в энергетическом балансе, снизив объем нефти и газа в нем до 10%. Эксперт пояснил, что данный сценарий является фактически неким ответом на требования правительства, т.е. выполнением поставленной задачи, а не эволюционный сценарий развития рынков. В ходе дальнейшей дискуссии профессор Штерн еще дополнительно пояснил, что такая политика в странах ЕС – это существующий общественный консенсус, и сегодня «ни один политик не будет скептически говорить о климате». Но при таком сценарии ключевым вопросом будет являться то, каким образом общество будет реагировать на воплощение данной политики. С точки зрения ученого, это можно будет увидеть примерно через 3-4 года. Проблема в том, что за такой ускоренный энергетический переход кто-то должен заплатить, и тут необходимо либо принять более высокие цены на электроэнергию, либо – более высокие налоги. Как отреагирует на такие издержки общество, пока не понятно.

Выступавший далее Павел Завальный рассмотрел вопрос с точки зрения позиции России. В последнее время руководство страны обозначило свою позицию по поводу энергетического перехода. «Запад прагматичный и всегда таким и был и, безусловно, думает в первую очередь о себе, а не о мире во всем мире, чтобы ни говорили с высоких трибун, и в условиях энергоперехода стремится укрепить собственное экономическое и технологическое лидерство», – отметил докладчик. Для России это серьезный вызов, и ей необходимо приспособиться к новым условиям. У России есть ряд конкурентных преимуществ в текущем изменении мирового энергобаланса. Стоит отметить некоторые возможности, которыми может воспользоваться наша страна. Так, спикер полагает, что «мы должны использовать способность наших лесов к поглощению CO2 и мы должны лоббировать признание такой способности, т.к. это наше страновое конкурентное преимущество, и оно должно быть использовано». Кроме того, у России есть естественные конкурентные преимущества по водородному топливу, которое в последнее время является самой обсуждаемой темой энергетической повестки в мире. По данному виду перспективного топлива Россия планирует занять 25% мирового рынка, и такие планы уже предметно обсуждаются в правительстве. Также нельзя забывать атомную энергетику, где Россия является признанным лидером в технологиях, обладает колоссальным потенциалом для развития экологически чистой электрогенерации. Были названы и другие аспекты, которые Россия обязана учитывать в текущей ситуации. Тут и увеличение энергоэффективности, с которой у нашей страны есть большие проблемы, и увеличение доли продукции с более высокой добавленной стоимостью, производимой из ископаемого сырья. Речь прежде всего идет о продукции нефтехимии, где Россия еще далеко не реализовала свой потенциал.

По итогам дискуссии все участники отметили ее как очень плодотворную, так как в ситуации очень высокой неопределенности регулярное обсуждение на столь высоком уровне существующих тенденций и рисков позволяет понимать, что происходит, и управлять текущими процессами.

Дмитрий Балашов,
ассистент Департамента общих и межотраслевых юридических дисциплин факультета права НИУ ВШЭ,
участник молодежной сессии «Примаковских чтений–2021»

Мнение автора может не совпадать с мнением организации


Поделиться