11 июля 2021

Александр Пивоваренко: Об отношениях Россия–ЕС и стратегических приоритетах отдельных стран ЕС

В рамках «Примаковских чтений» (8–9 июня 2021 г.) активно обсуждались вопросы стратегического развития Евросоюза и отношений Россия–ЕС. В рамках двух панельных секций («Трансформации западных обществ: внешнеполитические последствия» и «Глобальная роль ЕС в постпандемический период») докладчиками стали представители ведущих российских и европейских исследовательских и аналитических центров. В данном сообщении будут представлены ключевые положения докладчиков, прежде всего, из стран ЕС. В заключительной части будут сделаны некоторые практические выводы, применительно к ряду европейских регионов – в частности к Юго-Восточной Европе и Средиземноморью.
  
Как отметил в своем выступлении Вольфганг Шюссель (федеральный канцлер Австрийской республики в 2000–2007 гг., независимый член Совета директоров ПАО «Лукойл», Президент Австрийской ассоциации внешней политики, Председатель попечительского совета Konrad Adenauer Stiftung), в настоящее время западные общества сталкиваются с «вызовом принятия плюрализма, различных образов жизни». Западу предстоит осознать, что в настоящее время он «не является единственным миром», то есть существуют иные центры силы и модели для развития. 
Из изменившихся, по сравнению с докризисными временами (символической рубежной точкой можно определить финансовый кризис осени 2008 г. – прим. авт.) следует несколько важных практических выводов. 
Во-первых, изменение государственных границ является возможным «в случае если два соседствующих государства договорятся друг с другом». 
Во-вторых, в отношениях Россия–ЕС необходимо создать ситуацию «взаимного выигрыша» посредством возвращения парадигмы сотрудничества. Начальной точкой в данном процессе докладчик полагает сотрудничество в энергетической сфере, которое, однако, должно включать чувствительный для России вопрос перехода к безуглеродной энергетике. 
В-третьих, необходимо обратить внимание на либеральные ценности. Как полагает докладчик, либеральные ценности, по данным социологических вопросов, «преобладают» у молодежи, что (исходя из вышесказанного) оставляет надежду на диалог. 

Как утверждает Иван Крастев (председатель Центра либеральных стратегий, София), западный мир находится в состоянии трансформации, определяющейся изменением характера отношений ЕС–США. По мнению Ивана Крастева, отношения ЕС–США в дальнейшем «будут не такими, как во времена холодной войны». Стратегической задачей для Европейского союза должно стать повышение собственной субъектности («Только сильный ЕС сможет сохранить свое значение [relevance] в мире, который становится менее ориентированным на сотрудничество [less cooperative]). Евросоюзу необходимо «консолидироваться» и «хеджировать риски», полагает Иван Крастев. При этом, Евросоюз сталкивается с фундаментальным демографическим вызовом – население ЕС становится «более старым и разобщенным [diversed]». Со схожими вызовами, полагает Крастев впрочем, сталкивается и Россия. Следовательно, основополагающие социологические процессы указывают на необходимость сближения ЕС и России. 

Основная мысль выступления Федора Войтоловского, директора ИМЭМО РАН, была посвящена положению России между различными центрами силы, в частности между Западом (ЕС и США) и Китаем. По мнению Войтоловского, исчезновение единого вектора развития, ранее определявшегося «лидирующей ролью либерального Запада» вынуждает Россию к балансированию в международных делах. Степень сближения России с Китаем будет зависеть от ряда переменных. Среди них: а) отношения Китая и США, которые будут оставаться взаимозависимыми на протяжении достаточно долгого времени («не стоит ожидать, что так называемый разрыв [decoupling] произойдет очень быстро»); б) способность коллективного Запада мобилизоваться против России и Китая. По мнению Войтоловского, парадигма сдерживания в отношениях Россия–ЕС не является предопределенной. Однако в настоящий момент для России не может быть приемлемой ситуация создания искусственных экономических барьеров под идеологическим предлогом, что мы наблюдаем в контексте дискуссий о безуглеродной энергетике и зеленом переходе. («ЕС не справляется с искушением использовать свое лидерство в собственных интересах»).
В целом новый мир, в котором будут существовать Россия и ЕС, станет миром нескольких крупных регионов с различной динамикой развития, в том числе технологической. Новая парадигма отношений в мире будет характеризоваться «сочетанием конкуренции и взаимозависимости», примером чему служат отношения США и Китая. 

В отличие от представленных выше мнений, позиции следующих участников, представляющих исследовательские центры Франции и Италии, отличались большей напористостью и ультимативностью.

По мнению Паоло Магри, вице-президента Итальянского института международных политических исследований (ISPI), ключевым фактором, определяющим проблематику ЕС, сегодня является усиливающееся различие между Западной и Восточной Европой, пролегающее по двум векторам: отношение к мигрантам и отношение к демократии. В данном контексте были упомянуты Венгрия и Польша, которые определяются автором как «нелиберальные демократии». Что касается вопроса мигрантов, то он приобретает все большую роль с точки зрения внутриполитической проблематики: по мнению Паоло Магри, в ближайшем будущем политические партии стран ЕС будут уделять все большее внимание привлечению голосов мигрантов на свою сторону, что будет сказываться на внутриполитическом дискурсе некоторых стран ЕС.
Говоря о международном аспекте, докладчик подчеркивает, что нарастающие внешние вызовы вынуждают ЕС проводить все более прагматическую внешнюю политику (до этого, утверждает Магри, она носила ценностный характер [value based foreign policy]). Таким образом, все более явно во внешней политике ЕС станут проявляться императивы экономики и безопасности, а риторика ценностей будет служить лишь для оправдания тех или иных шагов.
При этом  вопрос ценностей будет оставаться ключевым в вопросе отношений с Россией. Перспективу возрождения политического диалога Магри оценивает критически. Причем главным камнем преткновения полагается различие в ценностях – проявляющееся, в частности, в отношении к протестующим в Белоруссии. Отсутствие точек соприкосновения по таким вопросам, как Белоруссия не будет способствовать восстановлению диалога Россия–ЕС. 

Тома Гомар (Директор Французского института международных отношений IFRI) рассмотрел вопрос разногласий на стратегическом уровне. По его мнению, на протяжении нескольких последних лет внешняя политика России заключалась в «отрицании глобальной роли ЕС». Такая политика, как следует из слов Тома Гомара, была недальновидной: в настоящее время ЕС находится «в лучшей форме, чем несколько месяцев назад». Успешно преодолен кризис, вызванный Brexit, преодолевается кризис, вызванный коронавирусом. Улучшившееся положение ЕС позволяет ставить стратегические задачи. Среди таковых Тома Гомар выделяет четыре: (1) достижение «зеленого перехода и декарбонизация экономики ЕС к 2050 г.; (2) стабилизация ситуации в пограничье ЕС, включающем Африку (ЕС – главный донор для африканских стран), Турцию, Украину и Россию; (3) увеличение присутствия в Индо-Тихоокеанском регионе – развитие отношений с Индией и Китаем; (4) контроль над Суэцким каналом
Таким образом, в иерархии внешнеполитических интересов ЕС отношения с Россией определяются важным, но не ключевым, приоритетом. Однако в отношении России также был озвучен ряд тезисов. Прежде всего, полагает Тома Гомар, улучшение отношения Россия–ЕС являются предпосылкой для достижения «глобальной стабильности». Однако для этого Москве необходимо выполнить ряд условий. Во-первых, осознать конфронтационный характер собственных отношений с Великобританией (в контексте Brexit). Во-вторых, критически оценить собственные отношения с Китаем. Наконец, Москве необходимо понять, что (предполагаемая) к 2050 г. декарбонизация экономики ЕС будет иметь «глубокие последствия для стран, производящих газовую энергию». По мнению Тома Гомара, российский газ будет нужен ЕС «не более чем на 10 лет». Таким образом, условия для улучшения отношений Россия-ЕС, сформулированные спикером, являются весьма ультимативными.

По мнению Натали Точчи, директора Итальянского института международных отношений (IAI), 2020 год стал весьма плодотворным с точки зрения рефлексии на тему роли Евросоюза в мире[1]. Итогом этих размышлений, по мнению докладчицы, стало осознание того, что глобальная роль ЕС [EU Global Role] и стратегическая автономия ЕС должны быть увеличены. Ключевой предпосылкой для этого является преодоление т. н. «кризиса солидарности» и построение внутри ЕС «сообщества веры» [community of fate]. Важной идеологической задачей ближайшего времени является создание нового, более привлекательного, нарратива, среди молодого поколения: как полагает Натали Точчи, предыдущий нарратив, существовавший в 2000-е годы и основывавшийся на идее процветания, утратил свою актуальность. Новый нарратив должен охватывать три сферы: компьютерные технологии, климатические изменения, рождаемость. Стратегической же задачей является достижение внутриевропейского единства – переход «от монетарного союза к политическому союзу».
Хотя основная часть выступления была посвящена вопросам единства и идеологии, были озвучены аспекты, касающиеся материального наполнения предлагаемой модели. Прежде всего, полагает Точчи, необходимо сохранить поддержку отстающих стран ЕС из еврофондов (такая поддержка «способствует экономической конвергенции» и «повышает уровень доверия»). Таким образом, по мнению автора, будет набрана «критическая масса» стран, которые будут склонны поддерживать единую политику ЕС. 
Отдельно был затронут вопрос ситуации на Балканском полуострове. Отвечая на поступивший из зала вопрос (касавшийся роли на Балканах России и Китая, а также перспектив проекта «Турецкий поток»), Натали Точчи отметила, что на Балканском полуострове возникает «точка разногласий» [point of battlegrounds] между ЕС, Россией и Китаем. Ситуация в регионе вызывает обеспокоенность ЕС: поскольку Балканы находятся в зоне ответственности Евросоюза, он имеет основания оказать давление на Сербию по чувствительным вопросам, связанным с энергетикой. Одной из главных задач ЕС на Балканах Натали Точчи полагает «достижение регионом стратегической автономии в вопросах энергетики», что подразумевает следование в русле европейской повестки «зеленого перехода» и снижение зависимости от российской энергетики. 

 
Некоторые выводы по итогам рассмотрения позиций
1. По мнению ряда экспертов (Шюссель, Крастев, Войтоловский) фундаментальные императивы указывают на необходимость сближения России и ЕС. Однако в ближайшей перспективе оно затрудняется ввиду различных вопросов, обозначенных французско-итальянскими экспертами (Магри, Гомар, Точчи).
2. Практически все эксперты указали в качестве предмета разногласий вопрос «энергетического перехода» к безуглеродной («зеленой») энергетике. Следует ожидать все большую актуализацию этого вопроса в ближайшие 10 лет. Недостаточно конструктивной в этом отношении представляется позиция Италии и Франции, которые обеспокоены усилением российского политического влияния (через энергетические проекты) на Балканах, в частности, в Сербии. 
3. Важной задачей для Италии (и, вероятно, Франции) становится усиление влияния в Центральной и Юго-Восточной Европе, включая не только страны-кандидаты на вступление в ЕС (балканские страны), но и Белоруссию. Сохранение практики евродотаций станет инструментом обретения новых союзников внутри ЕС, с помощью которых могут быть решены политические задачи (определенные Натали Точчи). Такими задачами могут быть: снижение фактора  преобладания Германии (прежде всего экономического); расширение собственного влияния в ЦЮВЕ [2], поддержка национальных экономик Италии и Франции.  
4. Можно предположить, что к концу 2020-х годов (когда, по мнению Тома Гомара, должна «отпасть необходимость» в российском газе) должна быть решена проблема российского политического влияния в уязвимых регионах, таких как Балканы и Сербия (Точчи). 
5. Среди отдельных стран ЕС существует обеспокоенность по поводу растущего британского влияния (Гомар). Предметом обеспокоенности, в этой связи, может стать так или иная форма российско-британского взаимодействия. Его отсутствие укрепило бы уверенность ЕС (отдельных стран ЕС) в обоснованности проводимой политики в Средиземноморье, на постсоветском пространстве, в районе Суэцкого канала и в Индо-Тихоокеанском регионе. Следовательно, важной задачей для ЕС (отдельных стран ЕС) становится получение гарантий отсутствия (полностью не исключенного) сближения Москвы и Лондона. Данный фактор можно использовать как козырь в переговорах Россия-ЕС.
6. Следует обратить внимание на высказывание В.Шюсселя о возможности изменения государственных границ «в случае если два соседствующих государства договорятся друг с другом». Оно может говорить о готовности к модификации позиции ЕС (или отдельных стран ЕС) по вопросу территориальной целостности. В таком случае может открыться новая перспектива решения территориально-политических споров, в частности в Закавказье, на юго-востоке Украины и на Балканах. 

[1] Следует отметить, что в феврале 2021 г. за авторством Натальи Точчи вышел доклад «Стратегическая автономия ЕС: что это такое, почему она нам нужна, как ее достичь» (European Strategic Autonomy: What It Is, Why We Need It, How to Achieve It), где вопрос достижения Евросоюзом самостоятельности, в том числе относительно США, рассматривается детально. См.: https://www.iai.it/en/pubblicazioni/european-strategic-autonomy-what-it-why-we-need-it-how-achieve-i...

[2] В частности посредством товарооборота, который в последние годы, между Францией и Италией, с одной стороны, и странами ЦЮВЕ с другой, растет. 


Александр Пивоваренко,
старший научный сотрудник Отдела современной истории Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН,
участник молодежной сессии «Примаковских чтений–2021»

Мнение автора может не совпадать с мнением организации

Поделиться