09 июня 2021

Итоги Примаковских чтений–2021. «Российско-американские отношения. Есть ли шанс снижения напряженности?»

Заключительная сессия Примаковских чтений-2021 была посвящена, пожалуй, самому актуальному на данный момент вопросу международной повестки – российско-американским отношениям и перспективам снижения их напряженности. 

Является ли нынешняя стагнация отношений России и США закономерным витком их развития или временным обострением? Насколько эффективным будет диалог по стратегической стабильности при администрации Байдена? Возможен ли в современных реалиях поиск точек соприкосновения?

Открыл дискуссию в рамках финальной тематической сессии Томас Грэм, главный научный сотрудник Совета по международным отношениям. Он обозначил две принципиальные вещи, которые будут определять внешнюю политику новой администрации США. Первая из них заключается в том, что Китай — это главный соперник и вызов для США, с которым они никогда не сталкивались ранее и который конкурирует с Соединенными Штатами практически во всех областях и сферах. Второе допущение касается непосредственно России и подразумевает «перенастройку» двусторонних отношений:

«Администрация Джо Байдена стремится построить более стабильные и заметно менее опасные для мирового порядка отношения с Россией. И именно этот факт заставляет нас свернуть с конфликтного пути, по которому мы движемся сейчас. Это основная цель новой американской администрации, и я думаю, что Россия и США просто обязаны начать длительный и устойчивый диалог по целому спектру проблем и вопросов, которые стоят сегодня на повестке дня российско-американских отношений». 

По мнению Грэма, предстоящий саммит можно будет считать успешным только если главы двух государств обсудят все вопросы, важные для обеих стран. Для более успешной коммуникации необходимо подключать дополнительные каналы взаимодействия, включая каналы по линии внешнеполитических и военных ведомств, а также экспертного сообщества. 

«Я считаю, что последние 7 с лишним лет Россия и США находятся в состоянии новой холодной войны. Она отличается от предыдущей, но есть и общие черты. И, к сожалению, я не вижу перспективы того, что эта холодная война прекратится в ближайшем будущем», – заявил Сергей Рогов, научный руководитель Института США и Канады РАН. 

Эксперт пояснил, что, прежде всего, имеется в виду геополитическое соперничество, экономические санкции против России и разгул пропаганды, который достиг фантастических масштабов в последние годы. Исходя из этого, эксперт полагает, что и негативный образ США в России, и негативный образ России в США в ближайшее время вряд ли исчезнут.   

Рогов подчеркнул, что он выражает хоть и осторожный, но все же оптимизм в отношении предстоящей встречи двух президентов потому, что администрация Джо Байдена вернула в политический обиход термин «стратегическая стабильность», тогда как администрация Трампа от него отказалась. Понятие “стратегической стабильности означает необходимость обсуждения не только проблем ядерных вооружений, но и противоракетной обороны, высокоточных обычных вооружений, кибероружия, космоса. По мнению эксперта, вряд ли можно ожидать прорыва или подписания конкретных договоров по вышеупомянутым вопросам, однако, два президента могут договориться о начале переговоров по широкому кругу вопросов. 

«Россия видится США самоуверенной страной, но, в большей степени, помехой», — отметил ведущий научный сотрудник Центра военно-морского анализа в Арлингтоне Майкл Кофман. Причиной тому отчасти является экономическая и политическая стагнация в стране, недостаток технологического развития и конкурентоспособности, как полагают в США.

«Сейчас в Вашингтоне распространено мнение, что с Россией в ее текущем виде ничего поделать нельзя. Поэтому, лучше всего подождать, потому что компромисса на горизонте не видно. К сожалению, ждать означает строить двусторонние отношения в условиях кризиса, что, скорее всего, и привело к их стагнации», — подчеркнул Кофман. – Что же все-таки может быть достигнуто? Переговоры о стратегической стабильности фундаментально важны для нас и стали бы очень позитивным шагом. Однако, контроль над вооружениями составляет львиную долю повестки стратегической стабильности, потому что тема требует конкретики, она более тактическая и практическая. И даже здесь мы не можем быть на 100% уверены в успехе. На самом деле, вопросы стабильности и отношений в рамках нее не вытекают из контроля вооружений. Это важный фактор, но мы здесь не поэтому»

Александр Кули, профессор политологии в Барнард-колледже Колумбийского университета, отметил, что у сторон существует множество стереотипов насчет друг друга, и это является одним, но не единственным препятствием установлению нормальных отношений между Россией и США. 

«Все попытки перезапустить российско-американские отношения до этого обернулись провалом. Были моменты, когда наши отношения были достаточно близкими, включая период перезагрузки времен администрации Обамы. Но, в конечном счете, отношения всегда подрываются. Мне кажется, одной из причин является тот факт, что было уничтожено взаимное доверие. Теперь его необходимо восстанавливать и начинать нужно с так называемых “легко управляемых” вопросов. Затем, используя эту функциональную динамику, нужно расширять их круг и переходить к более сложным вещам вроде противоракетной обороны, иранской ядерной сделки, присутствия постсоветских стран в НАТО»

По мнению профессора, есть три практически нерешаемые проблемы, которые являются основными источниками напряженности в отношениях между США и Россией на сегодняшний день, и это: 

  • судьба постсоветского пространства и стран ближнего зарубежья;

  • продвижение демократии и либерального миропорядка и его роль в изменении режимов;

  • процесс принятия решений в мировой политике и новый мировой порядок.

Что же можно сделать в сложившейся ситуации? По мнению Кули, нужно признать разность приоритетов и начать принимать позиции друг друга. Дело не столько в «химии» конкретных персонажей, сколько в эмпатии. России и США следует четко обозначить красные линии и также четко разграничивать национальные интересы и вмешательство. Кроме того, сторонам крайне необходимо активизировать контакты на уровне экспертов и начать открытый диалог по ситуации с Китаем. 

Интересной точкой зрения поделилась Виктория Журавлева, руководитель Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН:

«Стратегическая стабильность — это хорошо, и это важно, но этого недостаточно для выстраивания отношений. На самом деле, мне кажется, все, о чем мы говорим и в чем находимся, — это не отношения, а взаимодействие. Вся суть российско-американского конфликта в том, что здесь нет отношений. Это про взаимодействие государств, конфликтное, конкурентное взаимодействие двух держав».

По мнению эксперта, современные российско-американские отношения характеризует дегуманизация. Иными словами, в них совсем отсутствуют человеческие отношения. Если образно представить российско-американское взаимодействие, то это такая перевернутая пирамида. Основа ее, которая должна бы быть широкой и устойчивой, оказывается намного меньшего размера, и в этой основе – человек. Верхушка, тем временем, – это как раз взаимодействие государств, которое исторически было и остается конфликтным.

В заключение президент Итальянского общества международных организаций (SIOI) Франко Фраттини заявил, что верит не только в возможность восстановить российско-американские отношений, но и сделать их стабильными, транспарентными, предсказуемыми и доверительными. 

«Момент, который я никогда не забуду — это подписание Соглашения по линии Совета Россия-НАТО президентом Бушем и президентом Путиным. И это было в 2002 году, не 100 назад. Я был тогда вице-председателем Европейской комиссии, и я хорошо помню подписание рамочного соглашения между Россией и Европейским союзом по вопросам безопасности, противодействию наркотрафику и даже иммиграции, упрощении визового режима. То есть, Россия и Европа как единое целое пришли к соглашению по всем чувствительным на данный момент вопросам. 
Я также помню и сложные времена, когда случился конфликт в Грузии. Тогда Италия тоже играла роль своеобразного моста, и именно она наложила вето на решение, предложенное Бушем, об отстранении России от ее роли в “большой восьмерке”». 

Фраттини отметил, что сейчас Европа меняется, и она больше не хочет слепо следовать в фарватере американской внешней политики, как это было во время второго срока президента Обамы. Европе нужна «стратегическая автономность», как это было недавно сформулировано Францией. Однако, стратегическая автономность далеко не означает, что Европа начнет критиковать НАТО; это значит, что Европе следует укрепить свою способность самостоятельно участвовать в международных делах и формировать свою повестку. «Мы все еще будем действовать совместно с США, но больше не будем тотально подчиняться всем указаниям американцев», – пояснил эксперт. 


Поделиться