27 марта 2018

Татьяна Попадьева: Савва Владиславич-Рагузинский. Открытие балканского вопроса во внешней политике России

Продолжаем публиковать работы, представленные на конкурс студенческих научно-аналитических работ по балканской проблематике. Следующий автор – Татьяна Попадьева, МГИМО:

"Балканы на протяжении многих столетий занимают значимое место во внешней политике России. Между странами балканского региона и Российской Федерацией традиционно поддерживается активный дипломатический диалог, охватывающий широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества и международной проблематики. Особое внимание уделяется культурным связям, общему историческому прошлому и духовной близости народов России и Балкан. В этой связи перед отечественными и зарубежными исследователями встает важная задача – сохранение памяти о судьбоносных событиях и выдающихся личностях, повлиявших на развитие российско-балканских отношений.

Несмотря на существование объемного корпуса научных исследований, посвященных российско-балканской проблематике, до сих пор существуют исследовательские вопросы, которые не нашли достаточного отражения в научных работах. Так, например, столь важное событие для внешней политики России, как открытие Балканского вопроса, появление Балкан в списке геополитических приоритетов России, освещается без должного внимания к одному из участников этого процесса, а именно графу Савве Лукичу Владиславичу-Рагузинскому, херцеговцу из Рагузы, соратнику Петра I, дипломату, повлиявшему на историю XVIII века.

Савва Владиславич: личность в истории XVIII века

Савва Рагузинский известен в исторических работах не только как сподвижник Петра I в балканской политике. Потомок герцеговинского князя, Савва был широко образованным и разносторонним человеком, успешно занимался торговлей в Константинополе, где в 1699 году установил контакт с главой российского представительства Украинцевым Е.И., через которого снабжал правительство России ценной информацией о состоянии Османской империи, замыслах и планах султанского правительства относительно России [Павленко 2001:247]. После личного знакомства с Петром I в 1703 году Савва получил жалованную грамоту на право свободной торговли во всех городах России и продолжил заниматься международными вопросами, став впоследствии одним из самых преданных русских дипломатов и одним из самых состоятельных людей России XVIII века. Вершиной его дипломатической карьеры по праву считается дипмиссия в Китае (1725-1728), где благодаря стараниям полномочного посла Саввы Владиславича был заключен Кяхтинский договор (1728) о разграничении российско-китайской границы и торговле между двумя странами. [Лещиловская 2006: 284-285]

Важно отметить, что этот документ до середины XIX века регулировал правовые отношения между Цинской империей и Россией.

В конце жизни Савва Рагузинский за заслуги перед российским государством был награжден орденом Святого Александра Невского и произведён в действительные статские советники.

Обзор исследований о Савве Рагузинском

Среди исследований, посвященных жизненному пути и дипломатической карьере Саввы Рагузинского, можно выделить монографию Йована Дучича «Сербский дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I. Граф Савва Владиславич», вышедшую в 1942 году. Несмотря на достаточно подробное жизнеописание, в книге присутствуют неточности, на которые указывает Богдан Косанович в книге «Савва Владиславич-Рагузинский в своем и нашем времени», вышедшей в 2009 году. Интерес для исследователя также представляют работы Д. Синдика, С. Терзича, а среди российских исследователей – И. Лещиловской, Н. Павленко.

Однако при растущем в последние годы интересе к личности Саввы Рагузинского и выходе в свет работ, датированных 2009-2016 гг., к сожалению, сохраняется тенденция биографического подхода к исследованиям. В результате многие статьи не стремятся обратить внимание на итоги работы Рагузинского, а только перечисляют основные вехи его карьеры. Как правило, подобные научные работы сопровождаются интересными с точки зрения культуры деталями, как, например, тот факт, что именно Рагузинский привез в Россию прадеда Александра Пушкина и знаменитую скульптуру Венеры Таврической. Тем не менее, важная роль Саввы Владиславича в построении крепких отношений России и народов Балканского полуострова остается в тени. Именно поэтому данная работа обращает внимание на роль Саввы Рагузинского в открытии Балканского вопроса при дворе Петра I.

Важная роль Саввы Рагузинского в построение российско-балканских отношений

Цель данной работы – проследить становление и развитие Балканского вопроса во внешней политике России через призму деятельности Саввы Владиславича, который одним из первых поставил перед российской дипломатией вопрос об освобождении народов Балкан от османского ига.

Савва Рагузинский практически всю свою жизнь посвятил службе на благо России, защите ее интересов на международной арене. Однако на протяжении всей своей жизни Владиславич не забывал и о своей малой родине, своих корнях, сыграв тем самым важную роль в построении многовековых плодотворных отношений России и Балкан.

Конец XVII – начало XVIII века – это время важных перемен для России: постепенно она становилась влиятельной державой, от позиции которой зависело решение важнейших международных проблем. Именно с авторитетом могущественного государства православные народы связывали надежды на избавление от османского владычества. [Виноградов 2004:58-60]

Это иго было настолько обременительным для христианского населения, а жизнь в порабощенных османами землях – столь сурова и безысходна, что Савва Рагузинский не преминул обратить внимание российских послов в Константинополе на существующую проблему.

Некоторые исследователи считают, что помощь российской дипмиссии в Турции объяснялась бескорыстием Владиславича: «Трудно переоценить бескорыстные услуги Владиславича, снабжавшего русских послов сведениями о намерениях султанского двора, придворных интригах вокруг русско‑османских отношений, о происках французского и английского послов против России, о состоянии сухопутных и военно‑морских сил Турции и т. д.» [Павленко 2001:248] Однако при изучении взаимных интересов Саввы Рагузинского, как представителя порабощенных балканских народов, с одной стороны, и Петра I, как дальнозоркого правителя, преследующего свои геополитические интересы, с другой, становится очевидно, что стремление Саввы помогать русскому царю было далеко не беспочвенным.

Впервые лично Петр I и Савва Рагузинский встретились в 1703 году в Шлиссельбурге. В источниках их беседа не зафиксирована, но, исходя из дальнейших действий Владиславича, можно сделать вывод, что речь шла о программе борьбы христианских народов против османов. Порта в то время была опасным противником России, поэтому Петру, несомненно, импонировали идеи, предложенные Владиславичем. Петр понимал, что сильное централизованное государство не может существовать в изоляции от ведущих европейских держав и быть отрезанным от морских артерий (на юге – Османской империей, на севере – Швецией). [Терзич 2012: 17-23] Именно поэтому России нужно было знать детальное положение дел в Османской империи, чтобы решить проблему выхода к северным морям и не втянуть себя в войну на два фронта.

В 1709 году после победы русского оружия над Швецией под Полтавой, в чем Рагузинский тоже сыграл не последнюю роль, наладив поставку продовольствия и оружия в российскую армию, Петр I приступил к выполнению плана по выходу к южным морям и освобождению славян Балканского полуострова от турецкого ига. [Виноградов 2004: 58-60]

В 1711 году состоялся Прутский поход, имеющий в российской истории печальную известность. Однако, несмотря на потери российской стороны в этой военной кампании, у Прутского похода были и положительные стороны. Так, Россия впервые предприняла активные действия по решению балканской проблемы.

Будучи советником по вопросам православного Востока, Владиславич составил План военной кампании Прутского похода. Хотя документ, известный под названием «Проект плана ведения войны 1711 года» в монографии Дучича [Дучич 1969: 163-164], никем не подписан и не датирован, историки сходятся во мнении, что его автором был Савва Рагузинский. Будучи хорошо знакомым с географией мест предстоящего похода, Рагузинский предложил нанести отвлекающие удары на Кубань и Крым, прижав османскую армию к Анатолии, а крымским татарам тем самым отрезав путь в тылы русской армии. Главным же вектором движения русских войск были Яссы и Валахия. Чтобы активизировать христианское население, Савва составил тексты царских грамот в Албанию, Македонию, родную ему Рагузскую республику и даже в Венецию с призывом к восстанию. Таким образом, можно заключить, что Савва был первым идеологом освобождения балканских христиан от турецкого ига посредством совместных усилий русской армии и восстания балканских народов.

После Прутского мира Владиславич продолжил работу по укреплению российско-балканских отношений. Так, османы отправили в Сербию 40‑тысячную армию для подавления восстания, но встретили там ожесточенное сопротивление. Рагузинский предостерегал руководителей восстаний от скоропалительных шагов, а также рекомендовал Головкину отправить полковнику Михаилу Милорадовичу письмо, чтобы сербы отказались от выступлений, учитывая неудачи Прутского похода. Однако из-за медленного обмена информацией между сторонами, процесс уже было не остановить.

В итоге восстание Милорадовича было подавлено, что повлекло за собой жестокую расправу. Жертвой этой расправы стал и брат Владиславича, замученный в плену. [Павленко 2001: 279-283] В 1713 году в Москву прибыли организаторы восстания, в судьбе которых Савва Лукич принял живейшее участие: благодаря Рагузинскому его соотечественники были определены на русскую службу с выдачей жалованья.

Заключение

В данной работе была освещена деятельность Саввы Рагузинского по налаживанию отношений между Россией и Балканами. В ходе работы был сделан вывод, что Савва Рагузинский одним из первых предложил вариант освобождения христианских народов Балкан от османского ига путем объединения усилий русской армии и порабощенных народов. Также было отмечено, что именно благодаря стараниям Саввы Рагузинского внешняя политика России обратилась на «православный Восток», что впоследствии стало одним из ведущих векторов российской дипломатии.

Савва Владиславич, несомненно, является выдающейся личностью в российской и балканской истории. Будучи талантливым, энергичным и идейным человеком, он в эпоху становления мощного российского государства стал соратником Петра I в проведении реформ. Среди иностранцев на русской службе Савва Лукич отличался чрезвычайной плодотворностью и широтой интересов: неслучайно его дипломатическая деятельность простиралась от Западной Европы через Османскую империю и до Китая. За свои заслуги Савва Рагузинский похоронен в Александро-Невской лавре среди членов императорской фамилии, государственных деятелей, дипломатов и полководцев.

Несмотря на значимый вклад в развитие России и российско-балканских отношений, о Савве Рагузинском чрезвычайно мало информации. Отчасти потому, что Савва Лукич выполнял тайные миссии для государя, а также в связи с частыми переездами, в которых потерялась значительная часть архива Владиславича.

Тем не менее, в последние годы интерес к личности сербского патриота и российского дипломата растет. В Шлиссельбурге был установлен памятник Савве Лукичу в 2011 году, годом ранее обновлена памятная доска в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры. Исследователи также выпускают статьи, посвященные жизни и дипломатической деятельности Рагузинского. Однако без должного внимания остается вопрос о налаживании отношений между Россией и Балканами, о построении многовековой дружбы между народами Балкан и России, чьим инициатором по праву можно называть Савву Владиславича-Рагузинского".

 

Литература

Виноградов, В.Н. История Балкан: век восемнадцатый, Москва: Наука, 2004

Дучич, Йован. Сербский дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I. Граф Савва Владиславич, Сараево: Светлост, 1969.

Косанович, Богдан. Савва Владиславич-Рагузинский в своем и нашем времени, Свет книги, Белград, 2009

Лещиловская, И. И. Сербский народ и Россия в XVIII веке, Санкт-Петербург: Алетейя,2006.

Павленко, Н. И. Соратники Петра, Москва: Мысль, 2001.

Терзич, Славенко. Евразийские перспективы графа Саввы Владиславича, статья в Сборнике Матице сербской № 138, Белград, 2012

 

Поделиться